10 заметок с тегом

рецензии РСС

7 марта 2014, 12:39

Торжество минимализма

В театре «Глобус» состоялась премьера спектакля главного режиссёра красноярского ТЮЗа Романа Феодори «Торжество любви» — спектакля, говорящего со зрителям прямо обо всём, что актуально со времён Пьера Мариво и закрепляющий в Новосибирске все тренды современного театра.

Холодный чёрный и холодный белый — так прямолинейно Роман Феодори делит мир на две половины: без любви и с любовью. Белый и чёрный — это не просто апогей прямолинейности, минимализма и лаконичности, но и апогей «революционного» максимализма — отсутствие компромисса, вечное многоголосье, споры и глухота, и только одна истина — моя. Никакого градиента, никакой полуправды, покаяния, раскаяния, объяснения. Тем не менее, в том чёрном мире нет ничего, кроме холодного рассудка: ни любви, ни тоски, ни жалости. Ни мести, ни боли. В «белый мир», вслед за любовью, врываются злость, боль от обмана, страстное желание мстить, сладострастие, похоть и страдание, бесконечная надрывная истерика.

Актёры больше не вышибают слезу, проигрывая конфликт и раскрывая его в нюансах человеческих характеров, они пропагандируют с трибуны — въедливо, скучно, информационным шумом. Иногда — с посторонними звуками, музыкой, кривлянием и неровным голосом — прислушивайся, зритель, изо всех сил, лови мои слова, разбирай их, пытайся понять, вычлени из шума самое главное… Но, как и любая истерика, эта — только затыкает уши.

В истерике на сцене нет и не может быть ничего необычного, но отныне она — единственный способ взаимодействия актёров между собой. В истерику превращается всё: сексуальность — истерика, эротика — истерика, танец — истерика, объяснение в любви — истерика, смех — истерика, спор — истерика, конфликт — истерика, любовь — истерика… Лучше корчиться на убранной в один цвет сцене навзничь посреди чего-нибудь лаконично металлического и холодного. Ну, или, наоборот, тёплого и деревянного — в зависимости от смысла. Однотипно, однообразно, скучно, тысячи картинок в гугле.
Обхаживать зрителя режиссёры тоже устали, сведя весь флирт к тому же лаконичному минимализму. Всё говорится вслух, в лоб, прямо, чтобы не интерпретировали (как же надоели их домыслы!). Вот это цитата из такого-то спектакля, она здесь «ПРОСТО ТАК». В нашем спектакле герои поют, когда им нечего сказать, и поют они «КАК УМЕЮТ». А сейчас нам «ПРОСТО» нечем занять паузу… Устали от театра и зрители, и режиссёры. Мы тоже устали.

22 октября 2013, 22:03

Любить по-русски

И я услышал зык от Бога:
«Забудь, что видел, и беги!»
(с) Сергей Есенин


На прошлых выходных morrigami.com впервые собрал группу и увёз в арт-тур на Х Красноярское биеннале. Юбилейное биеннале представило 35 проектов от участников из Красноярска, Новосибирска, Москвы, Екатеринбурга, других российских городов, Минска, Киева и Люблина, Амстердама, Берлина, Парижа и Нью-Йорка. Все они — о любви к пространству.

На восьмом и девятом биеннале организаторы предлагали говорить о дали и глубине. В этом году разговор вылился в исторически важную для Сибири тему освоения пространства, в любовь к нему, в беседу «о воздухе и земле, о визуальном и тактильном, об опыте времени и языке сердца».

Любить по-русски
фото: Роман Брыгин

Любить по-русски
фото: Роман Брыгин

Предпосылки к подобной темы были давно и не только на местных предыдущих биеннале. Во-первых, набирающий популярность паблик-арт, который подразумевает прежде всего диалог с пространством, а уже потом — со случайным зрителем. Во-вторых, набирающая обороты тема мёртвого пространства. Современные художники проводят параллели между новым и старым городом так же, как литературные классики поводили их между городом и деревней. Они исследуют покинутые пространства или ещё не заселённые, ночлежки, подворотни, сырые подвалы и пыльные чердаки. И любое пространство они пытаются нащупать через материальный, предметный мир.

Так, например, в проекте Витаса Стасюнаса и Марии Чуйковой «Транссиб» на одинаковых деревьях, которые мы видим из окон, как новогодние игрушки навешаны обязательные атрибуты поезда — пивные пробки, стаканы, плоские столовые приборы и монеты. Новая образ дороги утратил и тревожность с таинственностью, свойственную символизму, и лирическое очарование интересующихся пленером импрессионистов. Это больше не дорога к храму, дорога к смерти или дорога к истине, это — оставленный на рельсах мусор, пьянство и скука.

Любить по-русски
фото: Роман Брыгин

Любить по-русски

Познавая пространство через предметы, художники неизменно натыкаются на условный, неистинный мир. Проволочный и выбеленный до примитивной прозрачности, как в проекте Ани Жёлудь «Эбаут май лов, или Ничего нового». «Если ты вдруг скажешь, что у тебя нет кровати или стола, все станут тебя жалеть. Никто не хочет быть жалким, поэтому у всех есть», — бросает вызов москвичка современным дизайнерам интерьера и миллионам необременённых семьёй молодых людей, проживающих жизнь на матрасе и стремящихся к пустой комнате из-за бесконечных переездов. Впрочем, эту пустоту Ане удаётся подчеркнуть — тонкая серая проволока только очерчивает форму, внутри — пусто.

Пустым в ином смысле представлен посёлок Большой Унгут — место, куда сослали во время ВОВ родственников художника Роберта Кушмировского. Воссоздавая атмосферу, в которой некогда им пришлось жить, он ставит посреди инсталляции ржавые памятники, и едва ожившее пространство умирает снова, остаётся несколько покосившихся шкафов и блеклых фотографий.

Любить по-русски

Разрушенный полумёртвый старый город заменяет образ деревни, свойственный литературе рубежа 18 — 19 веков. В нём всё страдание народное, он пахнет сыростью или пожаром, деревом и плесенью, пьянством и крысами. Жизнь в нём возникает сама собой, как только сюда случайно придёт первый человек. И не важно, кто этот человек — художник-графитист, работник музея или бездомный с верным псом и суши из помойки. Новый город — бетонный, тусклый, пыльный и такой же несуществующий. Только тот — старый — уже отжил своё, а этот — мёртвый сразу.

Любить по-русски
фото: Роман Брыгин

Художники всеми силами пытаются найти очарование в этом мёртвом, пыльном, бетонном или отсыревшем, самыми примитивными и банальными фразами пытаются вернуться к корням, обжить, украсить, заставить полюбить… Но вместо этого выбрасывают зрителя из настоящего, самостоятельно предлагая иллюзорное. «Мы наш, мы новый мир построим» называется проект Лады Наконечной из Киева, воссоздающий пейзаж, который мог бы быть вместо стен вот этого самого музея. Но даже он — серый, компьютерный.

Всё здесь настолько пыльное, что и отмыться-то можно только в сакральной реке во время священного и отчищающего ритуала Кумбха-Мела, да и то только раз в 12 лет. И только этот путь будет дорогой к истине и смерти.

Любить по-русски

Любить по-русски
фото: Роман Брыгин

Арт-тур в Томск 8 — 10 ноября

29 февраля 2012, 12:02

Сибирский вудсток

В Новосибирске наконец-то состоялась премьера документального фильма о трёх поколениях рока «Сибирский вудсток».

Двухчасовой в полной версии фильм состоит из воспоминаний о былой молодости рок-музыкантов, архивных материалов и рассуждений о настоящем и будущем.



О рок-тусовке 80-90х годов я знаю не слишком много по двум причинам: возраст и отсутствие интереса. При этом подчеркну, что интерес отсутствует к самой музыке, а не к истории. Потому большинство имён мне знакомы, кое-кто знаком лично, и даже некоторые тексты я вполне себе могу подпевать. Однако концепция беспробудной пьянки под деструктивную музыку мне не близка (сейчас самое время похихикать некоторым моим знакомым). Потому, если говорить об эстетике, приятнее всего мне было смотреть на Юрия Наумова, Антона Трубица и ставший таким родным «клуб» ПолЕгон.


Говорить об объективности я не могу в силу уже названных выше причин, но авторы фильма — Константин Нарыков и Игорь Колькин — вроде бы на неё и не претендовали, вот только является ли необъективность высказываний героев необъективностью авторов? Герои же рассказывали каждый свою историю, свои проблемы на пути к славе, свой взгляд на настоящее и прошлое, чем помогали авторам создать «энциклопедию» сибирского рока (как бы сами авторы не отпирались, а факт остаётся фактом).



Кроме музыкантов, коих здесь предостаточно, представлены архивные кадры выступлений, арестов, документы, фотографии и культовые для сибирского рока места: репетиционная точка на шестом этаже второго корпуса НЭТИ, могила Янки Дягилевой, разнообразные ДК, «888» и другие. Из музыкантов вы увидите Дмитрия Ревякина (Калинов мост), Юрия Наумова (Проходной Двор), Олега Судакова (Родина), Дмитрия Кузьмина (Черный Лукич), Алекса Кельмана (Punk TV), Антона Трубица (Nuclear Losь), Александра Чиркина (Путти), Майка Позднякова (СПиД), Андрея Калюта (Йод), Николая Иванова (оркестр Савой) и ещё примерно с десяток их единомышленников.

В фильме все герои были трезвы (ну или во всяком случае адекватны) и миловидны, чем едва ли могли похвастаться хотя бы половина зрителей в зале. Впрочем, для многих из них премьера фильма почти как юбилей выпуска.


(с) news.novo-sibirsk.ru/

До Новосибирска фильм уже посмотрела Пермь, на очереди Барнаул, а вот когда его снова покажут здесь — неизвестно.
рецензии   кино   Новосибирск

24 января 2012, 22:03

Поле чудес для глупых буратин

Говорят, в сети люди безлики, а это не так. В сети они должны себя проявлять. А здесь достаточно выглядеть, пить и заниматься сексом


Раз-два — Стэнли Кубрик, Три-четыре — Дэвид Линч, Солондз, Гас ван Сент, Полански — Пусть услышат этот клич

шапито-шоу

26 января в широкий прокат выходит фильм Сергея Лобана «Шапито-шоу», работа над которым велась 6 долгих лет, и благодаря которому несколько дней Международного Канского видеофестиваля я и группа товарищей ходили, не снимая пионерских галстуков. По хронометражу фильм заменит вам два, а по эмоциям, смыслам и образам — сразу несколько. Одних только аллюзий, реминисценций, ссылок, гиперссылок и других цитат наберётся с добрый десяток. Среди цитируемых Линч, Тарантино, Уинтерботтом, а история «Уважение» так вообще целиком и полностью цитирует «Возвращение» Звягинцева, приправляя разве что Высоцким: «Парня в горы тяни, рискни».

шапито-шоу

Лупа — лучший друг юнната

Вообще, конечно, это очень странно, когда цитируется насквозь трагичное и эпичное «Возвращение», а афиши говорят, что фильм Лобана-то — музыкальная комедия от продюсеров «О чём говорят мужчины». Про комедию вам, в общем-то, не врут — такого количеством юмора, свободы, солнца, света и веселья ещё никто не предлагал, и это доброе ощущение остаётся после фильма. Но всё дело в том, что каждая из задорных с иронией рассказанных историй на деле оказывается глубоко драматичной, с серьёзным многосторонним конфликтом и неблагоприятным финалом.

шапито-шоу

Я себя чувствую как в желудке, где всё переваривается. А это не море, а желудочный сок

Все персонажи фильма стремятся к морю, солнцу, разного рода свободе — к тем самым вещам, о которых принято нынче мечтать. Кто-то освобождается от интернет-зависимости и стремится путешествовать автостопом, кто-то балуется наркотиками и разного рода сексуальными связями, кто-то мечтает снять СВОЙ фильм, кто-то встать на путь к финансовой независимости, а в итоге все оказываются в рабстве Карабаса Барабаса в Шапито-шоу, где с честными глазами играют самые странные очень лживые роли. Ложь вообще связывает все четыре истории, снятые в жанре параллельного кино, в финале каждой из них обязательно кого-нибудь обвинят в испорченности и «липкой, как насекомое» лжи: «Зачем ты только появился у меня на пути? чтобы окончательно добить меня?!» — кричат по очереди герои, не понимая, что это не их выдернули из привычной им жизни, а сами они — лживые — ушли оттуда в поисках чего-то совсем уж только им известному.

шапито-шоу

Ты самый страшный человек, которого я когда-либо встречал!

Множество персонажей показаны в четырёх разных историях в большей или меньшей степени, и в каждой у них своя социальная роль, в которой они обличают себя, показывают во всей «красе». Положительных от и до здесь днём с огнём не сыщешь (вроде как нет людей без недостатков), да и тех, кто лишь с мелкими пригрешениями тоже маловато. Преимущественно это главные герои эпизодов — их вроде хочется оправдывать, но неизменно возникает вопрос, зачем же они возвращаются к тем подлецам, от которых ушли, и из каких таких побуждений недобрых они вообще уходили.
Вопросы, конечно, риторические.

шапито-шоу

Когда я была маленькая, я думала, что вырасту, и буду выглядеть, как принцесса. Но вот я выросла и совсем не выгляжу, как принцесса. Хотя, возможно, надо ещё немного подрасти

Широко представлен спектр причастных к шоу-бизу: от обычных журналистов до толстопузых продюсеров. Пётр Мамонов в роли уставшего от всей этой популярности, лжи и суеты, но при этом такого же суетного и лживого Петра Мамонова. Доморощенный молодой, горячий, амбициозный продюсер, знающий всё о шоу-бизнесе и, кажется, вообще обо всём на свете. Мечтающий о большой славе раб-режиссёр шапито-шоу. Прохававший жизнь Карабас Барабас. Скромный эрзац Цоя Рома Легенда — воплощение классической неработающей формулы «из грязи в князи» и американской мечты, разбившейся о суровую реальность. Свободные молодые и талантливые наркоманы, которые отдыхают без отрыва от производства и проч.проч.проч. Но дело даже не в широте обхвата представленных героев, а в том, что все они — самые типичные люди поколения со всеми типичными имеющимися в изобилии недостатками, пороками и зависимостями, многогранные и многоплановые. И касается это далеко не только тех из них, что относятся к современному творческому бомонду или стремятся туда (а так или иначе стремятся туда все, за исключением, разве что, аутичного Киберстранника). Потому что неважно, гусеница или бабочка, всё равно насекомое.

шапито-шоу

Прерафаэлиты тоже не создали ничего своего, они только копировали Рафаэля

Про музыку афиши, трейлеры и промо-ролики тоже не врут: музыку писала группа Karamazov Twins, тексты — сценарист фильма Марина Потапова, и делали они это, очевидно, тоже с иронией и кучей разнообразных ссылок. Хотя в данном случае это скорее пародия на всё то, что нам с вами приходится слушать. Но это всё только потому, что типичный герой нашего времени ироничен и по отношению к себе, и по отношению к миру. И пока некоторые отчаянно этого героя ищут, другие смотрят по сторонам.

шапито-шоу

И несколько примечаний: во-первых, если вы всё ещё не видели трейлер и сейчас кинулись его искать, знайте: нет в мире трейлеров хуже. Но фильм от этого не хуже. Во-вторых, в кинотеатрах фильм будет демонстрироваться по-разному: либо отдельными билетами на части (их две, в каждой по две истории), либо целиком с антрактом, при выборе подходящего вам вам варианты можете учитывать ещё и то, что история «Дружба» самая задорная, а смотреть эпизоды можно в любом порядке.

11 ноября 2011, 14:57

Формула успеха: Сибирь. Монамур

На этой неделе в Новосибирске состоялась премьера фильма «Сибирь. Монамур» Вячеслава Росса. До этого фильм видели лишь на многочисленных фестивалях, где он умудрился собрать кучу разнообразных наград. Вот лишь некоторые из них:

Главный приз фестиваля «Дух огня» (Ханты-Мансийск),
Специальный приз жюри за режиссуру и приз союза журналистов за лучший сценарий на XIX фестивале Российского кино «Окно в Европу» (Выборг),
Премия Best New Director на Бруклинском Международном фестивале
Главный приз за лучший игровой фильм на Международном Кинофестивале в Валенсии


Кроме того, «Сибирь. Монамур» — единственная российская картина, права на прокат которой куплены кинокомпанией Люка Бессона Europacorp. В окончательном монтаже Бессон принимал участие лично.



В каждом виде искусства есть свои «правила», которым надо следовать для того, чтобы стать лауреатом, призёром, участником или победителем фестиваля или выставки, и которые авторам очевидны в большей степени, нежели зрителям. Фильм «Сибирь. Монамур» ещё раз доказывают, что в российском кино для победы на фестивалях должны присутствовать бог, деревня, тайга (или любые другие живописные желательно сибирские или просто суровые пейзажи), сироты и дедовщина. Хэппи энд вообще-то нежелателен, но здесь режиссёр может проявить сообразительность и сноровку.

Формула успеха: Сибирь. Монамур

Действительно, пока в тренде восток, буддизм, фен-шуй, сыроедение и йога, российские режиссёры упорно возвращают нас к истокам, и чем глубже, тем лучше. Бог как один из главных персонажей появляется почти во всех российских артхаусных картинах от «Кислорода» до «Монамура». По признанию режиссёра, милосердие — главная тема в его фильме. А где милосердие, там и бог.

Формула успеха: Сибирь. Монамур
Синопсис:Наше время, Сибирь, Монамур — заброшенная деревня в тайге. Старик Иван и его семилетний внук Лёшка живут здесь, отрезанные от мира, окружённые сворой одичавших собак. Они ждут отца мальчика, который ушёл пару лет назад и не вернулся. Выжить им помогает изредка добываемая дедом дичь и дальний родственник Юра, иногда привозящий еду, что ему весьма накладно. Единственное утешение старика — бог и молитвы, единственный друг Лёшки — пёс Клык из дикой своры. В этом забытом богом месте судьбы Ивана и Лёшки пересекутся с жизненными путями людей, которые, вопреки всему, не теряют надежду: дядя Юра и его жена Анна, двое военных — капитан и его молодой шофёр и проститутка Люба
Формула успеха: Сибирь. Монамур

Герои проявляют милосердие друг к другу, а зрителю предлагается проявить милосердие к нелицеприятным персонажам. Например, капитана, который сначала изнасиловал барышню, а потом спас от изнасилования, мы должны простить, потому что, во-первых, он её всё-таки спас, да ещё и от старшего по званию, а во-вторых, деда с мальчиком он тоже спас. Теперь путь его освещён божественным светом.
Кстати, лично мне дед был очень неприятен — упёртый, глупый, портящий жизнь мальчику, родственникам и себе. Да и вообще, вроде бы верующий, а человека преднамеренно почти насмерть задушил.

Формула успеха: Сибирь. Монамур

Вячеслав Росс не слишком боится розжигать: он намекает, что в кафе «У Гагика» не уважают женщин. То говорят одной, что посуду она моет лучше, чем делает минет, то проститутка оттуда возвращается с фингалом. Всё это сглаживает секундный кадр: армянская девочка в платке предлагает хлеб сидящим в машине, в то время как они только что решили не взрывать кафе, помиловать.
Впрочем, есть и куда более важный момент: «Дядя Юра, — поясняет режиссёр, — в диалоге с дедом Иваном говорит, что больше не хочет быть орудием в руках бога, потому и умирает». Умирают и зэки, укравшие у старика икону. А работники кафе так и остаются не взорванными. Видимо, потому, что «бог в каждом из нас» и «милосердие выше справедливости».

Формула успеха: Сибирь. Монамур

Несмотря на то, что здесь есть и панцирные кровати, и стая страшных дворняг, раздирающих живых людей на кусочки, и сцены изнасилования барышни лёгкого поведения, по моей внутренней шкале чернушности фильм не дотягивает даже до семёрки (из 10) — это далеко не «Груз 200» и даже не «Жмурки». Так что ничего не бойтесь, смотрите и пересматривайте, восхищайтесь метафорами, выискивайте аллюзии и разгадывайте реминисценции — здесь, судя по всему, всё что-то значит. Всё как вы любите. Да ещё и актёры молодцы: от московского мальчика Михаила Процько до новосибирских Сергея Новикова, Лидии Байрашевской и Вячеслава Ковалева.
к/т Победа   кино   рецензии
Страницы     ←  предыдущая     Ctrl     следующая  →
1 2