6 февраля 2013, 14:00

***

В декабре 2012 года мы провели в Новосибирске прошёл первый сибирский фестиваль наукоёмкого искусства «Яблоко Мёбиуса», двумя главными и первичными целями которого было популяризировать науку и вывести искусство на качественно новый уровень. Весной фестиваль отправится на первые гастроли, а я тем временем всё никак не могу собраться рассказать о том, было ли в Новосибирске наукоёмкое искусство.

http://morrigami.com/pictures/mebiusapple3_morrigami.com.jpg
здесь и далее фото Романа Брыгина

Лично меня, как одного из организаторов фестиваля, вопрос нового тренда в искусстве интересовал чуть больше, чем вопрос популяризации науки. При этом обе эти цели, как мне казалось, должны являться двумя составляющими одного целого. Новосибирское искусство так погрязло в манере всё делать на коленке, что хотелось дать возможность художникам посмотреть вокруг, ведь не только искусство перешагнуло через эти коленки, но и наука убежала вперёд, предоставляя новую почву если не для рефлексии, то для фантазии; для проверки научных разработок «на людях».

Однако оказалось, что традиция карнавального задора настолько укоренилось, что даже если поместить обычного новосибирского художника в другую среду, юмора меньше не станет, и главное тому доказательство — проект «Механизмы взаимодействия лапши и человеческой головы», демонстрирующий, что лапша на наших ушах размножается и заставляет мозг покрываться плесенью.

http://morrigami.com/pictures/mebiusapple5_morrigami.com.jpg


С другой стороны, мы и сами первым делом отказались от термина «научное искусство», которое, по мнению именитых теоретиков искусства неизбежно выталкивает на первый план прикладную сторону. Этот отказ уже сам по себе мешал нам хотя бы попытаться сделать деконструкцию, вытолкнуть художников из обжитого тяп-ляп искусства и проверить, способен ли новосибирский арт жить и развиваться, не прибегая к традициям карнавального, акционистского или наивного искусства.

Нет, наукоёмкого искусства на коленке мы не увидели. Пожалуй, мы увидели хорошую выставку актуального искусства, где есть так необходимые ему сегодня процессуальность, виртуальность, интерактивность, компьютеринг и ещё куча умных слов. Все эти слова — важные характеристики сегодняшнего искусства в принципе, но для sci-art их оказывается недостаточно.

http://morrigami.com/pictures/mebiusapple_morrigami.com.jpg

Пожалуй, единственный проект, где мы смело можем говорить о science-составляющей — это «Химический сад», выполненный художницей Мариной Зелёной и аспирантом факультета естественных наук НГУ Дмитрием Свинцицким. Во-первых, мы наглядно видим химическую реакцию солей металлов в силикатном растворе. Во-вторых, «Сад» подчиняется императиву процессуальности. В-третьих, зритель здесь если не со-творец арт-объекта, то уж точно вовлечён в процесс, ведь он заранее знает, что объект будет изменяться, но не знает заранее, какой именно получится узор. Примечательно то, что из всей экспозиции «Яблока Мёбиуса» только этот проект был создан рабочей группой, состоящей из художника и учёного.

Однако при главном минусе — фактическом отсутствии (или минимальном присутствии) science-art’a на «Яблоке Мёбиуса», мы увидели интерес к этому пока ещё не сформировавшемуся в принципе в России направлению. Дети радостно посещали научно-популярные лекции, взрослые наслаждались и той технологичностью, что имела место быть практически в каждом арт-объекте, СМИ с интересом наблюдали за происходящим. Зрители, кстати, выбрали своего победителя. Им стал проект Евгения Иванова, экс-«Синие носы», «Хронометр для измерения времени в бесконечности и вечности», всё с тем же юмором осмысливающий категорию времени, тленности всего живого и вечности искусства. Возможно, это показатель того, что зритель тоже хочет чего-нибудь поосмысливать.

http://morrigami.com/pictures/mebiusapple4_morrigami.com.jpg

Не вызывает сомнений тот факт, что первый фестиваль продемонстрировал нам готовность авторов — учёных и художников — к работе в этом направлении. Осталось только разобраться, верен ли путь, по которому неожиданно пошёл Новосибирск. Ведь традиционно в тех городах России, где пытаются привлечь внимание к sci-art, предпочитают путь от научных разработок к художественному представлению. В Новосибирске же художники поддержали идею с большим ажиотажем. Взаимодействие между учёными и художниками и должно строиться от эмоций к рационализации, от вопросов к ответам. Но, чтобы последовали осмысленные ответы, должны прозвучать вопросы. На этом фестивале вопросов не прозвучало.

Отношения науки и искусства между собой порой кажутся слишком сложными, чтобы пытаться их объединять под одной крышей: искусство никогда невозможно определить, в то время как наука всегда определяется слишком точно; искусство опровергает всё то, что было в нём раньше, а наука развивает и развивается только благодаря ранее изобретённому. Но, принимая во внимание юный возраст Новосибирска и его историю с нескончаемой гордостью Академгородком и Оперным театром, становится понятно, что это лучшее место для science-art’a.

http://morrigami.com/pictures/mebiusapple2_morrigami.com.jpg

Как верно заметил куратор фестиваля Иван Дыркин, «для первого блина наш комок вполне съедобный». Потому что этот блин даёт понять, чего добавить, чтобы тесто не было таким жидким. Следующий блин подоспеет весной 2014, так что времени подумать над своим поведением хватит у всех.
Заметки     ←      Ctrl      →

Ваш комментарий